В декабре прошлого года я отправилась лоукостом в Барселону, что бы переждать там пару недель до начала срока действия марокканской визы. Ну и заодно подзаработать денег на будущее путешествие, так как мой заработок на написании текстов оценивался примерно в четыре евро в день – смешные деньги для Европы.  Мне казалось, что должно быть легко и просто устроится куда-нибудь на подсобку на минимальную зарплату. А ее, этой минималки, должно с головой хватить на дешевое Марокко. Таков был мой план.

Буквально с первых дней в Барселоне я начала искать работу. Поиск начался с написания и распечатки резюме и покупки испанской сим-карточки. За всеми моими действиями наблюдал мой первый барселонский хост – негр по имени Тони, из Нигерии, который живет в Испании вот уже восемь лет и не понаслышке знает, как сложно там найти что-нибудь иностранцу без разрешения на работу, без знания языка, знакомых, жилья и так далее.  С самого начала он
посмеивался и говорил, что у меня ничего не получится, но все таки всячески поддерживал меня в этом начинании. 

Я ходила по всем барам-ресторанам в округе и настоятельно тыкала всем бумажку с резюме. Меня удивляло, как на это реагировали бармены и официанты. Они брали у меня бумажку с таким воодушевленным взглядом, с улыбкой до ушей, по ним было видно, будто бы они ждали эту бумажку вот уже целый месяц, и тут вот она – пришла нелегалка устраиваться на работу, наконец-то!  Со мной прощались и желали всего самого лучшего, как с родной дочерью. Окрыленная, вечером я прибежала «домой» и хвасталась –мол, все так активно брали у меня резюме, наверняка кто-то да позвонит в ближайшее время. Тони тихонько посмеивался и пытался убедить меня, что в Европе все вообще улыбаются, по делу и без дела, все надевают на себя эту маску, хотя в душе они могут материться и посылать тебя к чертям, но улыбаться должны – они ведь в Европе. 

Однажды вечером мой телефон зазвонил. Я прекрасно понимала, что звонить туда могут по одному поводу, ведь мой номер есть только на резюме, а следовательно, мне хотят предложить работу! Я бежала к телефону спотыкаясь, но не успела на долю секунды – сбросили. Решила перезвонить.  В ответ слышу «Буенос Диас» и какую-то речь на испанском. Отчаянно пытаюсь вставить английские слова в паузах, но меня в упор не слышат. Через какое-то время вязь обрывается, а попытка перезвонить получается безуспешной – оператор что-то проговаривает на испанском, я не понимаю что. Даю трубку Тони, и он ошарашивает меня диагнозом – нет денег на счету. Новая сим-карточка покупалась с 7.50 евро на счету, и все они списались за этот звонок. Проверяем номер через интернет – оказывается, какая-то контора из Эквадора, я-то на код и не посмотрела когда перезванивала, кто б мог подумать. Так меня киданули с первых дней в Барселоне, на целых 7.50 евро – почти двухдневный бюджет. 

Я не расстраивалась и пробовала дальше. Тони подкидывал мне разные ссылки из сайта, где тусовались студенты на подработку. Я искала хоть что-нибудь. Была готова мыть посуду, полы, сидеть с детьми, красить стены – что угодно, лишь бы платили минимальную для Европы зарплату, на которую я могла бы нормально повисеть в Марокко. 

Как гром средь ясного неба на меня свалилось сообщение на электронную почту в стиле «Ирина, вы нам подходите, приходите на собеседование по адресу …» Я уже не помнила, что именно за предложение это было, но фраза «вы нам подходите» вселила в меня невообразимую веру в светлое будущее. Я летала по комнате, размахивая простынкой как бэтмен. На всякий случай решила посмотреть куда мне идти. Это оказался ночной клуб, куда нужны люди на промоушн. Из описания как-то скользко понятно, что нужно делать, вроде как раздавать листовки, приглашая людей зайти внутрь, типа того. Тьху, я такое в Украине сто раз делала, да раз плюнуть ваще! И зарплату обещают приличную. Огонь!

Половину оставшегося дня я красилась и собиралась. Хотелось предстать перед будущим работодателем серьезным и решительным человеком.  Я даже одела на себя белую блузку, взятую из Украины специально на такой случай. Вышла на два часа раньше, ведь нужно было дойти до клуба пешком – с моим бюджетом я не могла позволить себе общественный транспорт. Заодно можно еще раз посмотреть на Саграду Фамилию – она ведь так прекрасна! Я уже чувствовала, будто бы я хожу пешком через весь город в последний раз. Мол, сейчас я устроюсь работать, получу первые деньги и моя жизнь станет совершенно другой! Мне не будет жалко одного евро на метро, пяти евро на пиво в барчике, двадцати евро на весеннюю обувь, потому что в зимних ботинках здесь жарко…Путь к клубу пролегает через длинный знаменитый бульвар La Rambla.

Здесь с утра до вечера движ – продаются сувениры, цветы, игрушки. Тут выступают циркачи и аниматоры, переодетые Дарты Вейдеры и Чужие, здесь жонглируют, поют, танцуют, ходят на руках, ездят на моноциклах, рисуют карикатуры… В общем, тут тааак круто, что словами не передать! Я шла и вдыхала этот воздух, пропитанный весельем и радостью. Мне казалось, что я иду навстречу мечте – если я буду работать в этом месте, то я просто самый счастливый путешественник в мире! 

Клуб находится не на самом бульваре, а немножечко в закоулке. Здесь уже не так весело. Здесь ты проходишь мимо толпы негров, которые барыгуют наркотиками, рядом валяются пьяные парочки прямо на забычкованном асфальте, везде запахдорогих духов, травы и перегара. Вход в клуб – как в американских фильмах про подпольные клубешники. Все так и было. И на входе еще громила такой:

- А вы куда?

 И я так скромно:

- А меня на собеседование пригласили…

- Подождите.

И затем, отворачиваясь внутрь клуба прокричал «Саид!»

Приходит Саид. Араб с зализанными подсолнечным маслом волосами, на теле белоснежная рубашка с расстегнутой верхней пуговицей, на руках куча золота. «Бордель какой-то», подумала я. Меня приглашают внутрь, за маленький стоячий столик.

Рядом ни стульчиков, ни вешалки… эх, а я же так хотела показать свою беленькую блузочку! Стою такая в пальто как дурра, жду. Саид тем временем ходит гоняет официантов. Рядом бухают испанцы и смотрят на меня, я покорно жду и наблюдаю за происходящим.Далее Саид подходит ко мне и выдает заученную речь на очень ломанном английском. 

- У нас очень модный клуб, мы работаем с такими крутыми партнерами как Pacha, Shoko, Opium (популярные клубы на Ибице). Мы их маленькая филия, сюда народ приходит выпивать вечером, а ночью приезжает бус и забирает всех в вышеперечисленные клубы, по жалению. Когда люди приходят к нам, они платят всего 15 евро, за это они имеют два коктейля, проезд в этом автобусе и бесплатный вход в какой-то из тех крутых клубов. Мы вам платим 10 евро за каждого клиента – да, себе забираем только пять. По рукам?

- Подождите, а как работать, где работать? Вы какие-то материалы нам с собой даете? Фотки клубов там, меню, листовки для раздачи? (обычно я видела таких рабочих именно с этими инструментами для работы)

- Ничего не даем, на Рамбле любые листовки запрещены, штраф большой. Стойте так просто и предлагайте людям зайти.

Тут у меня в голове на минуточку появилась какая-то пустота и темнота. Я не могла вложить в голову ту мысль, что работать на промоушене можно вообще без ничего. Как это вообще? Стоять и додалбывться к людям с пустыми руками? Это же некрасиво! Тем временем Саид продолжает:

- Испанский язык знать необязательно, испанцы не ходят в наши заведения, для них это дорого. Английский вы уже знаете, ну еще по-французски выучите пару фраз – у нас здесь французов много отдыхает. У них во Франции дорого, вот они все сюда приезжают. Для них 15 евро – не деньги. А вам по десятке с каждого клиента. Посчитайте, компанию из пяти мужчин пригласили – уже 50 евро в кармане. Рассчитываем сразу же, в конце вечера. Ладно, вы думайте пока, завтра можете выходить работать, после девяти, и где-то до часу. 

И он убежал дальше гонять официантов, а я так и стояла вкопанная, смотрела на его зализанные волосы, на девушку на ресепшине, которая уже показывала фоточки клубов каким-то клиентам, пришедшим за руку с таким «рабочим», которым мне предстоит стать. Я брела домой медленно, не спеша. На Рамблу смотрела уже как-то по-другому. Среди комиков, мимов и продавцов я уже стала замечать «приглашал». Вслушивалась в то, что они говорят и как говорят. Парни выучивают по пару фраз на каждом языке, что бы привлечь внимание каждого мимо проходящего. Я начала хорошо видеть их среди толпы. Одновременно с ними как-то внезапно стали видны торговцы наркотиками. Они точно так же могут подойти и на любом языке предложить свой ассортимент. Я начала замечать, что этих людей здесь, оказывается, много. Но я почему-то не видела их раньше.

А еще я начала замечать негров-беженцев, которые зарабатывают чем могут нелегально. Они расстилают на асфальте простынки, к ним прикалывают или привязывают магнитики, сережки, сумки, все что можно. И стоят на стреме. Когда слышал команду «шухер» - все сворачивается в долю секунды и негры убегают в разные стороны. Позже я уже видела похожее и в Париже, и в Брюсселе… 

Пришла домой, рассказала обо всем этом Тони. Он покачал головой как бабушка. Мол – куда ты идешь? Там же сплошные наркоторговцы, проститутки и воры. А вдруг милиция поймает тебя за работой? У тебя нет разрешения на работу, тебя депортируют сразу! 

Спать было сложно. Я проматывала в голове разные варианты развития событий, начиная от позорной депортации, прямо с Рамблы, под аккомпанемент испанского фламенко, заканчивая радужной картинкой марокканского пляжа, где я такая валяюсь под пальмой с коктейлем в руке, а рядом доска для серфинга, верблюд и новые ботинки. 

Денежный вопрос имел очень важную роль для меня в этот момент жизни. Мне казалось, что поработав буквально недельку на эту грязную богодельню, я обеспечу себе беззаботный следующий месяц в другой стране и все будет в ажуре. Меня напрягал еще тот факт, что работать нужно по сути ночью, а живу-то я не у себя дома, а у чужих людей. Но добрый хост заверил меня, что я могу поработать недельку с таким графиком, он даст мне ключи, я буду приходить ночью и тихонько ложиться на диване в гостиной. Я очень неудобно себя чувствовала, но мне нравилась его доброта душевная, и я решила все таки воспользоваться такой возможностью – эх, была не была!

Весь следующий день я готовилась к предстоящему первому рабочему вечеру. Выучила несколько оборотов на французском, как можно обратиться к ничего не подозревающему туристу и предложить ему свой супер клуб. Еще немного испанских слов – и все, можно идти покорять Барселону туристическую. Надела на себя дедоморозовскую шапку, что бы привлекать больше внимания. И снова полуторачасовая дорога пешком. В этот раз точно в последний раз – щас я буквально пару людей приглашу в клуб и все, куплю себе проездной, еды домой, ботинки… Осталось совсем немножко.

Саида на посту не было. Вместо него громила на входе предложил мне какого-то Ахмеда. Ахмед вообще не понял, зачем он соизволил выйти ко мне – иди себе работай, а как приведешь людей то заводи внутрь, к ресепшину, там сразу и расчет будет. Ну окей.И вот я выхожу наконец-то на свой рабочий пост. Выбор места за мной, поэтому можно походить повыбирать. Прямо возле клуба дохлый вариант – здесь уже стоит пятеро. Прохожу немножко вглубь закоулка – не, тут тоже стоять не надо, тут кроме наркотиков людям обычно ничего не предлагают. Иду на Рамблу – там и народу побольше, и посветлее, безопаснее. 

Как я сразу не увидела этих длинноногих девушек с планшетами на шеях? Они ходят и работают прямо с сигаретой в руке, а в другой руке вертят перед носом клиента планшетом, на который записаны красочные клипы с вечеринками в клубах. Девушки наглядно показывают парням, куда их приглашают, и те охотно за ручку проходят с ними. По-моему гениально. Листовки тут, значит, нельзя, а с планшетом – пожалуйста. 

В радиусе моего зрения кроме трех девушек с планшетиками вижу еще штук пять, преимущественно чернокожих, ничего не делающих, просто смотрящих на прохожих с все той же сигаретой в руке. И только тут до меня доходит – проститутки же. Темнокожая, европейская экзотика. А хотя, какая там экзотика, тут же каждый третий черный. Рядом с этими девушками точно так же стоят молоденькие мальчики… я думаю, вы догадались для чего. А еще там же бомжи спят, прямо у входа в театр. Отлично же. 

И вот, среди этого всего беспредела, стою такая я и думаю – кому бы предложить сходить в клуб? Точно не индусу, который продает китайских бабочек по евро. Точно не вон той бабушке-француженке, гуляющей под ручку с собачкой. Точно не благородной семье, выгуливающей детей в розовых платьях. Точно не влюбленной парочке, которые кушают одно мороженное на двоих. Где же эти одинокие богатые французские парни, ищущие место для «party tonight»… ой, пардон… «sortir ce soir»! 

Когда на горизонте появляется кто-то похожий на вышеописанного персонажа, активизируются все рабочие бульвара Рамбла. Начиная от индусов с китайскими игрушками, заканчивая торговцами дискотечными релаксантами и чернокожими куртизанками. Каждые пять шагов им предлагают все смертные грехи в одном месте. Парни идут с высоко поднятой головой и никого не слушают, но им все равно отчаянно пытаются втулить что попало. И где-то между этих профессионалов робко и тихонько звучит «Бонсуар, месье», но кажется, что никто этого не слышит. Вообще никто. Я уже начала сомневаться, говорю ли я это – может быть, мне сниться. Я же не могу стоять посреди этого гадюшника и на полном серьезе приставать к туристам со своим супер клубом!

Что бы вбить в свою голову мысль о том, что нужно взять себя в руки и начать работать, я начала воображать заработанные деньги. Десять умножить на… например, на десять. Это же сотка! Сотка евро, мать его!  Капец, это же так много! Десять евро за одного клиента! Потом я начала вдумываться в цифру десять. Десять – это же две трети от пятнадцати. Щедрый клуб дарит мне десятку за каждого клиента, а себе забирает только пять евро. За эти деньги они организовывают два коктейля, бус на Барселонетту, вход в следующий клуб… 

И тут меня как осенило. Стоп. Какой бус, какой клуб? В этом городе даже два коктейля сложно найти до пяти евро.  А действительно ли кто-то приезжает за людьми по полуночи? Бус? В это тоненькую улочку, где едва разминется два наркомана? Черт! Я взяла ноги в руки и бросилась прочь. Вот это идиотка! Даже если бы я и заработала там каких-то пару евро –  разве оно того стоит? Кажется, на следующий же день за тобой могут прийти и настучать по башке за такой развод. И за что, за десять евро? Да пошли вы все лесом, я лучше буду статьи писать… за четыре евро в день… фу!

Голова снова была пустой и темной, от разочарования. Бежала домой через весь город, проходя ту же Саграду Фамилию с полным равнодушием. Она стояла такая большая и могущественная, смотрела на меня и смеялась мне в лицо. Мол, «Что,захотела вот так взять и покорить Барселону? А хрен тебе!»

Это была моя первая и последняя попытка поработать в Барселоне. Больше я ничего не искала и никуда не ходила. Мои статьи показались мне милее и роднее в десять раз, чем какие-то непонятные предложения от подозрительных арабов. Ясно, что совсем не те деньги, но простите. На телефон и имейл до сих пор приходят предложения поработать в клубах. Такой он, горький барселонский опыт. 

Нравится? Ставь палатку!
Поделиться:

Комментарии

Аватар

 Ольга Бісик 08:31:17 / 14.05.2015  

Классный пост, хоть и не радостный(
Аватар

 Crutched 08:59:01 / 14.05.2015  

Ольга Бісик, понять - тоже хороший опыт :)
Аватар

 Anton Kipriyanov 20:04:08 / 27.05.2015  

Читать приятно, спасибо за краски и эмоции, Ирина.
Аватар

 Катерина Леміщенко 16:11:19 / 28.06.2015  

Интересно почитать. Развеяла беззаботную атмосферу на главной улочке Барсы.

Чтобы оставлять комментарии, необходимо войти в систему.